Войти с помощью (доступ ко всем сервисам)

Чемпионат сюрпризов показал, что слабых команд нет

Чемпионат сюрпризов показал, что слабых команд нет

Из-за «дела Скрипалей» официальные лица Соединенного Королевства не поехали в Россию на чемпионат мира по футболу. А с чем сюда все-таки доехали рядовые английские болельщики и наши британские коллеги-журналисты. Вот что они пишут.

Очень характерная цитата из лондонской The Guardian. Подзаголовок: «Россия может быть отличным местом для проведения чемпионата мира». «Политическая напряженность и все другие вопросы с российским правительством все еще останутся, когда чемпионат мира закончится, но вполне вероятно, что многие покинут Россию с большими воспоминаниями и измененным взглядом на страну», — отмечает издание.

Минуточку! Так ведь из такого посыла следует, что все-таки приехавшие в Россию болельщики (они же избиратели, которые обнаружили в России никакое не исчадие зла) могут ведь потом подтолкнуть к смене взглядов и своих избранных представителей. На Западе ведь демократия? Посмотрим. Впрочем, на самом деле есть такое ощущение, что россиянам уже все равно. Например, в социальных сетях, если что и обсуждают про приехавших в Россию иностранцев, то, например, кто выложит самые занятные фотографии гостей московского метро.

И здесь самые популярные — мексиканцы, облачившиеся (точнее, наоборот, раздевшиеся, как на станции «Библиотека имени Ленина») по стандартам своих предков из числа индейцев-ацтеков. Но, в принципе, в нынешнюю жару почему бы и нет?..

До поры до времени много было снимков из метро и «фараонов-египтян». На еще одном снимке — трогательный момент: египетского болельщика-колясочника всем миром поднимают в фан-зоне, чтобы он увидел трансляцию. Тут, правда, египтянам было скоро не до радости.

А в метро главная слава в соцсетях пока достается все-таки латиноамериканцам. Хитом стал и этот снимок, где болельщик-мексиканец к надписи «Я не женат» добавил и номер про возраст: мол, совершеннолетний. А факт есть факт: кто-кто, а латиноамериканцы женской красотой восхищаются так, что, например, нашу стюардессу совсем засмущали. Девушку в данном случае засмущали бразильцы, но все было вполне пристойно. А мексиканцы раззадорились мексиканцы, когда вдруг взяли и выиграли у самих немцев.

На самом деле при всей моей к ним любви я вовсе не пытаюсь доказать какое-то превосходство латиноамериканцев: достаточно вспомнить, напротив, неожиданные поражения красотки Аргентины от Хорватии, а красотки Колумбии — от Японии. Я — про то, что нынешний Кубок мира FIFA уже стал первенством сюрпризов от тех, от кого не ожидали.

Любопытную статистку привел американский исследовательский Центр Карнеги. там подсчитали: в чемпионате мира участвуют 32 национальные сборные. Это 736 игроков. Но большая часть из них связана еще и с корпорациями. Итак, 107 из них — из команд английской Премьер-лиги. Еще 22 — низших английских лиг. 81 игрок представляет испанскую La Liga. 59 — германскую Bundesliga. Еще шесть — Вторую Bundesliga. 58 — итальянскую Serie A. 49 — французскую Ligue 1.

То есть вывод получается какой? Да, раз в четыре года игрокам позволяют выступать под национальными флагами. Ну, хотя бы позволяют — из НХЛ хоккеистов на чемпионаты мира вообще не отпускают. Но вообще все подконтрольно. И в обычной жизни денежка течет, куда надо: в те страны, где играет большинство звезд, которые чаще всего именно между собой и разыгрывают мундиаль, допуская остальных для красоты. Но что же у нас получается на этот раз?

Игроков из английских клубов в национальных сборных полно. Сама Англия — тоже в России. Но, согласимся, победы ей даются с большим трудом. Испанцы тоже бьются. Немцы проиграли Мексике. Итальянцев на чемпионате нет вообще. И разве что у французов все нормально.

Вот это для нас — самое интересное. Кто и как болеет еще и за «того парня» из другой страны. Например, когда у сборной России матчей не было, мы в редакции все равно болели за «наших» — за сербов. А кто еще и как болеет за других? Болельщики у нас будут и самые статусные, и рядовые. Для начала заглянем на московский Арбат, где тусуются все.

Футбол — везде. Футбол — во всем. Даже уличные артисты на Арбате сейчас главные — околофутбольные.

Один из болельщиков оказался из Польши. Свою арабскую солидарность проявляют тунисцы и марокканцы. Рядом — бразильцы. За кого они болели, например, в матче Аргентина — Исландия? «За Аргентину», — говорят болельщики.

— Несмотря на соперничество?

— Да, все-таки Латинская Америка.

Сначала заставляет поснимать его для самого себя, а потом все-таки отвечает на наш вопрос колумбиец. С лирическими отступлениями, но слышим нечто похожее.

— Болеете за Колумбию?

— Да, конечно!

— А еще за кого?

— За Россию.

— Еще один пример: Аргентина – Исландия. Вы за кого?

— Аргентина, конечно, Южная Америка. Мы вместе!

А что же европейцы? На одном из парней не просто майка сборной Англии.

— Невозможно определить национальность по лицу, я думал, что вы русский.

— Я могу вам свой британский паспорт показать, — говорит фанат.

— Разумеется, в первую очередь вы болеете за Англию, а за кого во вторую?

— Поясните.

— Например, играют Мексика и Германия, вы за кого?

— В таком случае, скорее, за Германию, но это из-за того, что у меня бабушка оттуда.

— А Исландия — Аргентина?

— Исландия. Я себя больше ощущаю европейцем, даже несмотря на Brexit.

А что же поляк?

— За кого вы еще болеете кроме Польши? Например, играют Исландия и Аргентина, — говорит польский болельщик.

— За Исландию, конечно, потому что она послабее. Это такая команда-сюрприз.

— А Аргентина — Хорватия?

— За Хорватию. Это славяне, наши братья.

Итак, первый критерий понятен: региональная солидарность. Тем интереснее, когда сходятся страны из совсем разных частей света, правда, нам хорошо знакомых.

— Здравствуйте, господин президент. Вы говорите по-русски?

— Меня зовут Маки Салл. Я живу в Сенегале, — рассказывает президент Сенегала.

Он шутит, что одна из целей его визита в Россию — как раз подтянуть русский язык, который в сенегальских школах учили во времена социалистической ориентации этой африканской республики.

Новый Сенегал и новая Россия сейчас налаживают новые связи: Путин в начале переговоров упомянул тот факт, что за последний год товарооборот вырос на 100%. Но Сенегал далеко. И на матче с Польшей в большинстве на стадионе были, конечно, поляки. Однако что же вытворяли африканцы! Кажется, один из них был настоящий шаман. Его ли усилиями или под верным руководством тренера, но сенегальцы одержали на этом чемпионате одну из тех самых неожиданных побед — одолели поляков и потом еще устроили на поле настоящий африканский танец победителей.

— Можно я вам задам провокационный вопрос? – обращаюсь к президенту Сенегала.

— Да, почему бы и нет.

— Польша — большая страна. Европейский Союз, НАТО… Приезжает Сенегал и побеждает. Как это вы решились?

— Вообще-то Сенегал — очень футбольная страна. Польшу мы могли бы обыграть и со счетом 3:0, а не 2:1. И, между прочим, на открытии чемпионата 2002 года мы выиграли и у Франции.

Позже президент Сенегала осмотрел еще и достопримечательности Московского Кремля. Кстати, не менее удивительная, чем победа его сборной, карьера его самого. Отец был всего-то скромным продавцом арахиса. Парадные залы Большого Кремлевского дворца его явно впечатляют, но еще ему показали и дворец Теремной, например, опочивальню русских царей.

Кто же еще соперники сенегальцев по группе? В том числе колумбийцы. Говорим с одним из их болельщиков.

— Будете поддерживать слабые команды?

— А кто слабые команды на этих соревнованиях? – спрашивает колумбиец.

— Аргентине противостояла Исландия, например.

— Нет слабых команд. Этот мундиаль — чемпионат сюрпризов. И он показывает, что нет слабых команд. И, возможно, наша проблема в том, что мы сильные.

В свою победу над колумбийцами, кажется, до сих пор не верят японцы. Дело было в Саранске.

— Победа вашей сборной была для вас неожиданностью?

— Да, неожиданно было все, — признается японский болельщик. — Просто все думали, что будем проиграть, потому что Колумбия очень сильная.

После матча футболисты из Японии еще долго кланялись трибунам, на одной из которых за них болела их принцесса Хисако Такамадо.

Она осмотрела Казанский кремль, но до этого, будучи первой за более чем сто лет гостьей России японской императорской крови и несмотря на наличие у себя в стране зримой православной общины, оказывается, впервые в жизни посетила — в Мордовии — православный храм. И поделилась мечтой.

«Дальше у нас матчи с Сенегалом и Польшей. Они тоже очень сильные команды. И поэтому мы хотели бы еще раз продумать нашу стратегию. Надеюсь, что японская команда будет играть очень хорошо», — подчеркнула Хисако Такамадо.

Что объединяет у нас все эти очень разные страны? ООН. Ее генсек португалец Антони Гутерреш в эти дни тоже был у Путина. Заявив в канун этой встречи, что мир скатился к новой холодной войне, в Москве он уточнил: в холодную войну все-таки было два центра, а все остальные подстраивались. Сейчас все сложнее. Много независимых игроков и в политике, и в футболе, конечно. Эта встреча у Гутерреша была в клубе «Валдай».

— Господин генеральный секретарь, мы все сейчас живем футболом. Мой вопрос будет о политике, но позвольте все-таки начать с забавного. Вы — истинный футбольный болельщик, не так ли?

— Не совсем истинный. Я не футбольный фанат, но достаточно разбираюсь в футболе, чтобы признать незаслуженной победу сборной Португалии.

— И все-таки, будучи португальцем, за кого вы еще кроме своей страны болеете?

— Ни за кого, у меня нет второго варианта. Должен сказать, что ваш уважаемый постпред в ООН Небензя и я, мы оба сетовали на наши национальные сборные. Сейчас выясняется, что он ошибался, а я был прав.

То, как резво начала этот чемпионат Россия, действительно прибавило поклонников и нашей сборной.

Кстати, саудиты — молодцы. Вместо того чтобы уйти в себя, позвали нас снять своих байкеров. Это, кстати, еще одна иллюстрация того, как стремительно модернизирует свою жизнь когда-то консервативное королевство.

Еще одна неожиданная история: группа саудовцев, выросших в детдомах, приехала в Тульскую область, чтобы посетить интернат и сыграть с его воспитанниками-подростками в футбол.

Эхо российских побед звучит сейчас везде. Например, спрашиваем на Арбате марокканцев: за кого они были в матче, например, Аргентина – Исландия? И что начинает происходить?

— Я лично за Исландию, — говорит один из марокканских болельщиков.

— Австралия или Франция?

— Франция.

— Почему?

— Между нашими странами налажен определенный уровень отношений.

— То есть это политика?

— Абсолютно. Нам ближе французы, чем австралийцы.

Самое поразительное было, когда поляки скандировали «Россия!» А ведь у нас, кажется, мягко говоря, натянутые межгосударственные отношения.

— Мы слышали, как польские болельщики кричали: «Россия, Россия!»

— Это было очень здорово, — признается польский болельщик.

— Но это же такая разница между польским болельщиком и тем, что говорят польские власти. Мне меньше всего хочется на свете о политике говорить. Но это же так?

— Я думаю, это большая разница. И вообще точки у меня не сходятся. Потому что власть — это одно дело, а мнение болельщиков, простых людей – другое.

— Теперь — к политической стороне вопроса. В Москве мы не раз слышали, как люди скандируют «Россия, Россия!», и совсем необязательно, что они — россияне. Вы говорили о разрыве, который в мире растет между общественным мнением и политическим истеблишментом. Но, говоря серьезно, не думаете ли вы, что мы становимся свидетелями беспрецедентно растущего разрыва и как это влияет на международную политику в целом?

— Как мне кажется, этот разрыв увеличивается из-за ощущения незащищенности у людей. А политический истеблишмент в целом, я не говорю об отдельно взятой стране мира, не способен ответить на эту обеспокоенность. Вспомните результаты выборов в целом ряде стран. Вы увидите более негативное влияние на целые регионы от глобализации и технологических изменений. Взять тот же Brexit, — отметил Антониу Гутерреш.

Brexit — выход Британии из Евросоюза. Но там, в Евросоюзе, все еще остается родная для Гутерреша Португалия. И, кстати, ее президент ни к какому бойкоту не присоединился и тоже был в эти дни у Путина.

Вообще ход нынешнего чемпионата словно подтверждает: в мире идут колоссальные перемены, оценить которые еще только предстоит. Мир еще только ищет правильный баланс между национальным, наднациональным и корпоративным. Но в том числе и площадка чемпионата позволяет это хотя бы начать обдумывать и обсуждать.

— Я задам вам, возможно, странный вопрос, он имеет право на существование в дни чемпионата. А за кого еще вы болеете кроме Сенегала?

— Мне бы хотелось, чтобы Сенегал встретился в финале с Россией, — сказал президент Сенегала.

— Дай-то Бог, но все-таки согласимся, что мы с вами смотрим матчи не только с участием наших сборных. Недавно я смотрел игры Аргентины и Исландии, Англии и Туниса, еще несколько матчей. И когда ты смотришь эти игры, в принципе, конечно, ты за спорт, но все-таки на каком-то этапе ты выбираешь команду, за которую болеешь. Какие-то критерии, по которым мы выбираем такую команду кроме своей, есть?

— Я считаю, что в мировом спорте есть важное изменение: знаменитые футбольные команды, такие как Аргентина, Бразилия, Германия, Англия, уже не безусловные хозяева поля. Это похоже на мировую экономику — появляются новые силы, новые игроки, которые оттесняют тех, кто уже укоренился.

А генсек Гутерреш в этот приезд еще гасил марки и конверты в честь 70-летия пребывания структур ООН в Москве. А в клубе «Валдай» ответ на наш вопрос закончил так: «Я считаю, что всем нам в первую очередь нужно признать, что многие проблемы носят глобальный характер и требуют глобального решения с участием всех».

Источник: Вести









Раздел больших скидок на Aliexpress.com




0
44
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...